Публикации

Сопротивление бесполезно

Перевод статьи Андрея Калиха, опубликованный в OpenDemocracy 18 апреля 2011 г.

Оригинал статьи - здесь.

 

Сопротивление бесполезно

...любым армиям противника, пока в нашей не побеждена коррупция

Миру не требуется Викиликс, чтобы знать о повальной коррупции среди российских чиновников. Но вряд ли много людей осознают, что системная коррупция становится угрозой для соблюдения прав граждан, иногда - угрозой смертельной. 

Три условия являются едиными и для эффективной борьбы с коррупцией, и для соблюдения прав человека в стране: доступ к информации, общественный контроль и подотчетность государства. В институтах, где эти условия не соблюдаются, плодится коррупция и нарушаются права человека.

С 2003 я работаю с группой правозащитников, главной целью которой является противодействие массовой практике принудительного труда солдат Российской армии. Незаконный труд солдат стал возможен из-за их традиционно бесправного положения, принудительного призыва, безнаказанности коррумпированных командиров и гражданских, привыкших видеть в солдате раба и бессловесную тварь. Мы гадаем, чего в этом явлении больше – коррупции или рабства, но речь идет именно о средневековом закабалении бесправных людей в начале 21 века.

Строительство пресловутых дач генералам – заметная, но далеко не главная строка дохода в этой криминальной индустрии. Нашим коллегам в общественных организациях приходится реагировать на случаи сдачи офицерами солдат в аренду гражданским лицам за воротами воинской части. Работы могут быть самые разнообразные: грузчик, строитель, свинопас, садовник приусадебного хозяйства, слуга в доме. Отмечены и уникальные случаи солдатской работы на стороне – ди-джей на дискотеке, лепщик пельменей, грузчик на заводе корпорации Кока-кола. За их труд гражданские (начальники строек, предприниматели) чаще платят военным, в чьей власти находятся солдаты. Часто солдаты работают у хозяина только лишь за еду и за хорошее отношение, что означает свободу от казарменных пыток. Что это как не рабство?

Отмечены случаи принуждения военнослужащих к воровству, выпрашиванию милостыни и даже к проституции.

Принудительный труд, коррупция и насилие встречаются во всех без исключения частях – в обычных и «элитных», были замечены и в Кремлевском полку, и в Ракетных войсках стратегического назначения.

Вот недавний пример.

1 марта 2011 года бывший «главный воспитатель» армии – генерал Александр Башлаков, начальник Главного Управления воспитательной работы Министерства обороны РФ, был осужден на 7,5 лет тюрьмы за взяточничество.  Ранее генерал возглавлял известный военный космодром Плесецк на Северо-западе России. В 2007 на космодроме произошло громкое преступление: офицеры жестоко избили двух солдат, одного из них потом в бессознательном состоянии кинули в вольер к собакам. Солдат умер через несколько дней в госпитале от травм, несовместимых с жизнью. Был большой скандал, после которого начальника космодрома Башлакова быстро перевели на повышение в Министерство обороны в Москву. Преступления, в которых его признали виновным, были совершены еще во времена руководства космодромом, и совсем не связаны с вышеописанным случаем. Генерала посадили за взятки, подкуп и подделку документов.

В недавнем интервью «Аргументам и Фактам» (16.03.2011) главный военный прокурор Сергей Фридинский сообщил, что коррупция в российской армии причинила в 2010 году государству ущерб более чем на 6,5 млрд. рублей. За преступления, связанные с коррупцией, в прошлом году были осуждены 153 офицера, в том числе три генерала.

Другой официальный представитель Главной военной прокуратуры Константин Беляев заявил, что уровень коррупционных преступлений в военных структурах не снижается, а количество взяток растет. «Хотя статистика говорит, что количество преступлений в войсках в целом в последнее время уменьшается, по нашему направлению показатели не снижаются: в прошлом году выявлено более 2,4 тысячи фактов коррупции», сказал он. По его мнению, «коррупционным преступлениям способствуют ослабление дисциплины, упущения в контрольной и ревизионной работе, несовершенство законодательства, а порой и серьезные просчеты в подборе и расстановке кадров». 

13 января 2011 года глава Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин назвал силовые министерства наиболее коррумпированными в стране и заявил, что около 40% уголовных дел о коррупции в стране приходится на милицию и Вооружённые силы.

По оценкам Фонда ИНДЕМ, самыми коррумпированными сферами общественной жизни были здравоохранение и образование, однако нет оснований сомневаться и в утверждениях Бастрыкина. Кстати, и высокий объем взяточничества в здравоохранении и образовании объяснялся не в последнюю очередь существованием сегодняшней формы российской армии: принудительный призыв, высокий уровень коррупции и ужасная правовая обстановка в казармах объясняют желание тысяч молодых людей избежать военной службы любыми способами. Самые распространенные из этих способов – поступление в вузы, дающие отсрочку от призыва, или получение освобождения по здоровью, что вело к чудовищной коррумпированности этих сфер.

Есть все основания утверждать, что коррупция является основной причиной сохранения военного призыва и торможения реформ. Экономические выгоды кормящихся от призыва (чиновники, медики, юристы, военкоматчики и т.д) столь впечатляющи, что сразу становится понятной незаинтересованность бюрократии в существенных переменах в армии. По подсчетам Виталия Цымбала, заведующего Лабораторией военной экономики Института экономики переходного периода, суммарные ежегодные потери общества от призыва превышают 600 млрд. руб. Половина из этой суммы – взятки, а другая половина – оценка того, сколько те, у кого нет денег на взятки, могли бы заработать и принести в свои семьи, если бы остались на «гражданке». То есть, выходцы из самых бедных слоев, которые, как известно, формируют российскую армию, и остаются в этих условиях самыми обездоленными. Ведь те, кто смог найти деньги и дать взятку, смогут с лихвой окупить ее, оставшись на своей гражданской работе.

Эти потери, говорит Цымбал, намного больше расходов бюджета, требуемых для перехода на добровольную службу по контракту. Расходы на оборону ежегодно растут, но этот рост направляется на закупки вооружений. А там, в сфере оборонно-промышленного комплекса, их ждут другие коррупционеры.

В примере с российской армией мы видим зависимость, которую Георгий Сатаров, руководитель фонда ИНДЕМ, описал термином из электротехники: «генератор с положительной обратной связью». Призыв порождает высокую коррупцию, которая в свою очередь является причиной сохранения призыва. То есть, коррупция влечет последствия, способствующие росту коррупции.

Эта очевидная зависимость оказывает самое вредное влияние на положение с правами человека в российских вооруженных силах и является ответом на вопрос, почему изменение ситуации с помощью только лишь поверхностных изменений невозможно. По подсчетам щепетильных экспертов, сейчас предпринимается четвертая попытка военной реформы за последние 20 лет. Однако ситуация с насилием и принуждением в казармах все не меняется. Как и раньше, реформы не затрагивают системных проблем армии. Значит, и эта попытка закончится ни чем.

Однако с генералитетом все понятно. Понятно, что коррумпированное чиновничество во власти и Министерстве обороны, профитирующее на призыве и бесправном положении солдат, не заинтересовано ни в каких реформах. Хотя доказано и показано уже все: что отмена призыва и переход на контракт обойдутся бюджету не дороже, а дешевле, что контрактник более мобилен и боеспособен, а самое главное – как обычный гражданин, только в форме – защищен законами и кодексами, что преступность и коррупция в вооруженных силах и есть самая главная угроза безопасности страны. Тем, не менее, чиновники в лампасах фанатически вцепились в призыв. Начальник Главного организационно-мобилизационного управления Генштаба ВС РФ Василий Смирнов, высказался как-то в том духе, что отмена призыва если и случится, то «только через его труп». В общем, с этими все понятно, и ничто их не заставит изменить позицию, кроме как расследование происхождения сверхдоходов,  массовые отставки с руководящих постов и четкая приверженность руководства страны курсу на срочные системные реформы – которой, к сожалению, нет.

Но дело здесь не в чиновниках, а в людях. Не понятно, почему дикая ситуация в армии совсем не является предметом массового обсуждения и общественных протестов. В 1995 году в Аргентине одно единственное убийство солдата офицером повлекло за собой многотысячные демонстрации, обернувшиеся в итоге отменой призыва и переходом на профессиональную армию.

Массовое насилие, коррупция и преступность в армии не рассматриваются оппозиционными лидерами в качестве повода для мобилизации протестных настроений в обществе. Знакомая правозащитница рассказывала, как чуть ли не за лацканы пиджака держала одного из виднейших представителей либеральной «внесистемной оппозиции», вопрошая, почему эта самая оппозиция не требует отмены призыва. На что получила ответ: народ это требование не поддержит.

Другой лидер демократического движения, тоже весьма видный, ответил на подобный вопрос в том духе, что на это уже есть профессионалы – солдатские матери, и пусть они продолжают этим заниматься. Таким образом, проблема, касающаяся половины населения и уж как минимум всех семей в стране, и решать которую должно все общество, вверяется лидерами на заботы хоть и очень уважаемому, но крайне узкому кругу «профессионалов». Грустный опыт, между тем, показывает, что этот путь малоэффективен. Правозащитники могут спасти сто и тысячу жертв произвола, но не сто тысяч – просто потому что недостаточно сил, потому что порочна вся система, и общество не ориентировано на ее улучшение. Они также сколь угодно долго и эффективно могут доказывать необходимость реформ, но без поддержки общества и политиков им не обойтись. Как тут вроде не разгуляться оппозиции – ведь не паханое поле работы на электоральном фронте!

Есть у наших коллег идея с отчаяния написать письмо лучу-света-в-темном-царстве-коррупции А. Навальному с примерами вранья военных и их обогащения за счет незаконного труда солдат. Пусть ударит Алексей своим чудо-блогом по армейской трясине. И не такие могущественные монстры качались от его слова. А генералы тем более закачаются – они хоть и хитрые, но в целом глупые в виду общей безнаказанности, безответственности и несменяемости. 

Но это все не то, что нужно. Парадокс остается. Кажется, критическая точка кипения для общества уже давно должна быть пройдена после многочисленных сообщений о массовых рабских работах, издевательствах, избиениях солдат офицерами и старослужащими и о бесконечных цинковых гробах. Но общество не шевелится. Ни творческие и научные круги (отменена отсрочка для талантливой молодежи), ни пожилые родители, ни молодые жены-матери (социальные отсрочки тоже сокращены), ни работодатели, страдающие от дефицита рабочих рук, ни села и деревни, лишившиеся молодых учителей и врачей, не протестуют и не требуют вернуть им их мужчин.

Очень жаль. Не только потому, что только так, активными общественными действиями, а не рутинной экспертной работой правозащитников в различных комиссиях и советах при власти, вершится справедливость – а в нашем случае совершенно не вершится. Но и потому, что они, преступники и коррупционеры, видимо, выиграли, показывая, что именно так выгодно и не опасно жить. А мы – граждане – снова проигрываем.

 

Андрей Калих