Публикации

Сколько стоит солдат?

Автор: Андрей Калих

Полит.ру: Андрей Калих о том, как посчитать цену жизни в армии и кто этому мешает.

В самом начале - несколько слов по поводу постановки вопроса, вынесенного в заглавие. Речь в статье пойдет о солдатах, проходящих военную службу по призыву). Очевидно, что четкий и всеохватывающий ответ получить на него, в силу ряда причин, не представляется возможным - это признают решительно все независимые военные эксперты. В этой связи должен отметить, что, во-первых, в данной статье не будут затронуты конкретные цифры, касающиеся солдатского обеспечения, довольствия, питания и т.д., к тому же далеко не только по ним оцениваются затраты.

А во-вторых, сам вопрос можно сформулировать более эффективно в дискуссионном плане: скорее не «сколько стоит солдат», а «во что он обходится государству» (и обществу тоже). Данная, может, и не столь четкая, формулировка предоставляет, тем не менее, значительно больше пространства для дискуссий и рассуждений. Что вполне согласуется и с целью материала - постараться лишь определить критерии, обозначить границы проблемы.

Вопрос «во что обходится один солдат государству и обществу», в той или иной его формулировке, остается одним из наиболее острых и, как оказалось, труднодоступных для организаций, работающих в сфере защиты прав военнослужащих российской армии. Почему так важно искать на него ответ? С одной стороны, потому что, владея конкретными данными, можно эффективнее защищать права солдат. С другой - экономической - стороны изучение этого предмета важно для того, чтобы хоть приблизительно оценить соотношение запланированного в бюджете и «недотраченного». Но самое главное: определение объема затрат на одного солдата - первый и важнейший шаг к тому, чтобы общество само, без подсказок Генштаба, смогло разобраться, какая армия более выгодна стране - призывная или контрактная. К сожалению, задача определения этого объема и является наиболее трудновыполнимой.

Прежде всего, как уже было замечено, «стоимость» солдата - это не только его денежное и вещевое довольствие, не только его койко-место в казарме и обеспечение казармы мебелью, предметами первой необходимости, медицинское и социальное обеспечение, транспортные расходы, бани и т.д.

Очевидно, что для объективного ответа на этот вопрос не избежать изучения и других, например:

Как, по каким нормам и принципам, производятся закупки продовольствия для частей? Как проводятся тендеры на закупки продовольствия? Как закупаются медикаменты?

Оценивал ли кто-нибудь экономический урон стране от так называемых «небоевых потерь», связанных с преступлениями, происшествиями и несчастными случаями?

Сколько тратится на лечение больных и раненых, на погребение погибших? На военные пенсии и страховые выплаты?

И т.д.

Исследователь, поставивший себе целью узнать о расходах на одного солдата, наталкивается на массу препон, главная из которых - засекреченность (и просто сокрытие) сведений, касающихся условий прохождения военной службы по призыву. Нормы продовольственного и вещевого обеспечения солдат установлены постановлениями Правительства и приказами силовых ведомств, но получают ли эту норму солдаты в воинских частях, узнать нельзя. Бытовые условия установлены Уставом внутренней службы ВС РФ, но постоянное, подтверждаемое солдатами, нарушение этих условий и лишение их самых необходимых предметов личного пользования носит систематический характер. Медсанчасти в воинских частях есть, но попасть в них солдату сложно, потому что командиры отпускают больных туда только в самом крайнем случае. Боевая подготовка военнослужащих предусмотрена отдельной целевой статьей расходов федерального бюджета, но солдаты проходят её в минимальном объеме.

Первый шаг на этом исследовательском пути - изучение российского федерального бюджета (ФБ), а именно, его разделов «Национальная оборона» и «Национальная безопасность». Однако узнать что-либо конкретное, анализируя бюджет, с каждым годом становится все труднее. Закрыта не только та часть бюджета, что относится к ядерно-оружейному комплексу, научно-исследовательским и опытно-конструкторским разработкам, расходам на мобилизационную подготовку экономики, но и часть, относящаяся к распределению ассигнований на содержание и оснащение Вооруженных сил.

Недоступными уже давно являются сведения о численности армии. В 90-е годы прошлого века указами Президента устанавливалась предельная численность военнослужащих силовых ведомств, а в секретных приложениях к федеральным бюджетам на очередной год указывалась реальная численность войск в текущем году. С 2006 года такого приложения в законах о ФБ нет.

В феврале 2006 г. Указом Президента РФ был обновлен «Перечень сведений, отнесенных к государственной тайне». Его статьи 9 и 26 относят к гостайне сведения о численности войск и о состоянии их готовности. Другие статьи Перечня засекречивают данные об общих расходах на обеспечение войск.

Стоит при этом заметить, что расходы на военные нужды заложены не только в разделах «Национальная оборона» и «Национальная безопасность». Статьи, направленные на финансирование Министерства обороны, есть в следующих разделах федерального бюджета: «Общегосударственные расходы», «Жилищно-коммунальное хозяйство», «Образование», «Культура, кинематография и средства массовой информации», «Здравоохранение и спорт», «Социальная политика», «Межбюджетные трансферты».

Узнать точные суммы запланированных расходов на военные нужды по каждому из этих разделов невозможно из-за наличия тех же секретных приложений. Даже в таких «мирных» разделах ФБ, как образование, ЖКХ или здравоохранение, есть засекреченные статьи.

То, что открыто - весьма неконкретно. Мы можем судить только об общих расходах государства на оборону и безопасность.

Если подсчитать расходы по линии Минобороны, заложенные в разделе ФБ на 2007 год «Национальная оборона» и в вышеперечисленных разделах, то получится не менее 542,3 млрд. руб. Вся же сумма военных расходов, запланированная на 2007 год, превышает 822 млрд. руб.

Все открытые расходы, обеспечивающие по бюджету-2007 функционирование силовых структур России (разделы «Национальная оборона» и «Национальная безопасность» плюс расходы по другим разделам бюджета), составляют 1,162 триллиона рублей, что составляет 3,72 % от ВВП. Однако, если к этой сумме прибавить закрытые расходы по этим разделам, то военные расходы плюс другие траты на безопасность составят в 2007 году 1,745 триллиона, что составляет по разным оценкам от 4,3 до 5,6 % от ВВП.

С увеличением оборонных расходов растет их засекреченность. Анализ данных в законе «О федеральном бюджете на 2007 год» показывает, что засекречено примерно 46 процентов раздела «Национальная оборона».

Курьезом при этой чрезмерной закрытости выглядит тот факт, что, в соответствии с международными договорами, Российская Федерация ежегодно представляет данные о своих военных расходах в ООН и НАТО. Эти данные не найдешь в официальных российских источниках. Зато на веб-сайтах международных организаций они находятся в открытом доступе.

В Брюссель Москва пересылает эти сведения по линии Совета Россия-НАТО, созданного в 2002 году. Отчеты Северо-Атлантического альянса о военных расходах стран, входящих в него, плюс России, носят достаточно обширный, но не детализированный характер: расходы на оборону в целом, процент к ВВП, военные расходы на душу населения и т.д.

Чего не скажешь об отчетах в ООН. Здесь все гораздо подробнее. В декабре 1980 г. Организация Объединенных Наций утвердила резолюцию N 35/142 B «Сокращение военных бюджетов», один из пунктов которой обязывает страны-члены ООН предоставлять отчеты о своих военных расходах. Отчеты составляются по таблицам в специально разработанном для этих целей «Документе для стандартизированной международной отчетности о военных расходах». Таблицы эти довольно подробны; государства указывают свои расходы по самым разным параметрам: стратегические силы, сухопутные войска, солдаты по призыву, другой военный персонал, тяжелые вооружения, легкие вооружения, военное строительство и т.д. Сведения по России на веб-сайте, посвященном программе ООН по разоружению, также не составляет труда найти. За 2006 год информации еще нет, зато 2005-й - во всех подробностях.

Вопрос о разумном балансе между прозрачностью военного бюджета и защитой действительно важной секретной информации в развитых странах решен уже давно. Например, в США, по оценке экспертов, закрыты от 7 до 10 процентов бюджета Пентагона. В военном бюджете Нидерландов секретными являются лишь 0,02 процента статей.

Есть разные объяснения чрезвычайной и неоправданной закрытости российских расходов на безопасность. Это и сведение до нуля настоящей политической дискуссии в парламенте и в стране в целом, и как следствие - снижение мотивации у военно-политического руководства к широкому обсуждению стратегических вопросов, имеющих общегражданское значение и касающихся каждого.

Это и банальная заинтересованность лиц, допущенных к секретным материалам, в сохранении и повышении секретности, сулящей существенные денежные надбавки и льготы.

Но думается, что все это - только верхушка айсберга. Вероятно, есть и более серьезные интересы.

В этой связи возможна постановка новых вопросов в уточнение заглавного:

Почему продолжается саботирование решения президента Ельцина, правительств при обоих российских президентах, о постепенном переходе армии на контрактную основу комплектования? Какова была истинная причина яростного сопротивления со стороны Министерства обороны либерализации хоть каких-то элементов военной службы, например, появлению и развитию в России альтернативной гражданской службы, сокращению срока службы по призыву?…

В военном призыве - залог единства армии и народа. Примерно так формулируют один из своих главных аргументов противники контрактной системы. Военный призыв в России несет, однако, и еще одну важную для народа суть, а именно: бесчисленные денежные потоки, уходящие в никуда, объем которых не поддается учету и осмыслению. В глухой непрозрачности военных расходов при отсутствии реально действующих механизмов гражданского и парламентского контроля - причина сохранения «системы», одного из самых закрытых институтов государства.

Поэтому для определения стоимости солдата также неплохо было бы оценить и другие параметры:

Каков объем коррупционного рынка в призывной армии?

Каков объем выгоды в денежном выражении от массовой практики незаконной эксплуатации солдат, от сдачи их «в аренду» фирмам и стройкам?

Сегодняшний коррупционный оборот в ходе призыва на военную службу оценивается экспертами третьим по величине после объема взяток в ВУЗах и в здравоохранении. Объем в 2005 г. - 353,6 млн. долларов США. Рост по сравнению с 2001 г. - в 27 раз. Нет сомнений в том, что высокая степень коррумпированности высшего образования и здравоохранения также напрямую связана с сохраняющимся призывом.

Хорошо было бы также прикинуть: насколько объем коррупции увеличится с 2008 года, когда будет отменено большинство социальных отсрочек?

Обществу постоянно твердят о том, что переход армии на контрактную систему комплектования слишком дорог для российского бюджета. А подсчитывал ли кто-нибудь, во сколько обходится государству работа военкоматов и сборных пунктов по организации призыва, милиции - по отлову сопротивляющихся? Урон от утерянной и поломанной техники и вооружений в руках неквалифицированных солдат по призыву, приходящих и уходящих?

Эти и другие вопросы, на которых нет четкого ответа, приводят независимого исследователя к печальному выводу. Разобраться в том, какие затраты (а лучше говорить - какие экономические потери) несет стране и обществу бесправный солдат-срочник, не представляется возможным (моральные потери российского общества - отдельная тема для исследования). Ясно только, что обходится он ей «в копеечку». Не говоря уж о его нулевой эффективности для обороноспособности страны.

http://www.polit.ru/analytics/2007/05/30/soldat.html